Главная
Новости
Строительство
Ремонт
Дизайн и интерьер




25.09.2021


22.09.2021


21.09.2021


21.09.2021


21.09.2021





Яндекс.Метрика





Хлеб и солдаты

08.08.2021

Хлеб и солдаты (яп. 麦と兵隊 Муги то хэйтай) — песня времён второй японо-китайской войны (1937—1945). В ней рассказывается о солдате японской армии, который вместе со своей частью марширует через равнины Китая к городу Сюйчжоу, который планируется захватить. В названии упоминается слово «муги», обозначающее любой хлебный злак: пшеница, ячмень, рожь, овёс и т. п. В контексте песни — характерные для Китая и непривычные для японцев обширные поля злаковых культур.

Песня основана на одноимённой военной повести писателя Асихэя Хино, сопровождавшего японские войска на фронте. Повесть Хино публиковалась по главам в журнале «Кайдзо» (яп. 改造) и описывала личные впечатления автора от изнурительных маршей и боёв за Сюйчжоу, охватывая период с 4 по 22 мая 1938 года. Осознав популярность повести, армейский информационный корпус заказал поэту-песеннику Масато Фудзите написать на её основе песню о войне в Китае. Фудзита подчинился и написал слова для песни из пяти куплетов. Армейское начальство осталось очень недовольно первой строчкой, которая в начальной редакции читалась как «о, я жив, я жив, я жив, мама…» (яп. ああ生きていた生きていた生きていましたお母さん аа, икитэ ита, икитэ ита, икитэ имасита, окаа-сан). Такие мысли, по мнению начальства, были недостойны японского солдата, которому надлежало помышлять исключительно о смерти за императора, поэтому первая строчка была изменена. Музыку для «Муги то хэйтай» написал композитор Носё Омура. Певец Таро Сёдзи записал песню на лейбле Polydor Records, и в декабре 1938 года пластинки с ней поступили в продажу.

Песня, по мнению некоторых армейских чинов, оказалась недостаточно воинственной и пропагандистской даже несмотря на правку слов. В ней не высказывалась ни надежда на победу, ни стремление захватить город, ни даже одобрительные слова в адрес солдат, совершающих изматывающий ночной переход по грязи и под дождём. Делались попытки отделить такие «немужественные» песни от официальной песенной пропаганды, которая только и имела право называться словом «гунка», путём именования их «песни воюющей страны» (яп. 軍国歌謡 гункоку каё:), «песни военного времени» (戦яп. 時歌謡 сэндзи каё:) или «песни нации» (яп. 国民歌謡 кокумин каё:). Однако в народной памяти японцев эти бюрократические различия не сохранились: по японской традиции и одобренные, и неодобренные правительством песни относятся к жанру «гунка».

Текст